Малевич Казимир Северинович

Малевич Казимир Северинович (1878-1935)

Основные направления в творчестве художника – Кубизм и Супрематизм. В 1910-е годы во многом благодаря Малевичу русская живопись совершила качественный рывок в развитии, став в авангарде мирового художественного развития. Считал, что супрематизм не изолированное явление, лишенное корней, а очередной шаг в развитии мировой художественной культуры. Просмотреть картины Малевича

Биография и творческая деятельность

В тридцатые годы Малевич и его школа были вычеркнуты из художественной жизни советской России, из истории советского искусства. Глухое молчание на долгие десятилетия воцарилось вокруг его имени. Так что же принес этот художник в русское искусство и мировой авангард XX века?

Казимир Северинович Малевич родился 23 февраля 1878 года в Киеве в семье выходцев из Польши. Его отец, Северин Антонович Малевич, работал управляющим на сахароваренном заводе. Мать, Людвига Александровна, занималась детьми. Их в семье было 14, а Казимир был первенцем. Людвига Александровна была творчески одаренной натурой: она писала стихи по-польски, вышивала, вязала, плела кружева, под ее руководством мальчик обучился всем приемам женского рукоделия.

Работа отца требовала частых перемещений, поэтому детство будущий художник провел в украинских селениях, среди малороссийской природы и картин крестьянского труда и сельского быта. Мать однажды подарила сыну ящик с полным набором красок, и с тех пор, с 15 лет, Казимир не расставался с кистью. В семнадцатилетнем возрасте ему довелось провести некоторое время в Киевской рисовальной школе Н.И. Марушко.

В 1896 году семья Малевичей переехала в Курск. Вскоре будущий художник женились на Казимире Зглейц, дочери курского лекаря. Казимира стала фельдшером. У них было двое детей - сын Анатолий (он прожил всего 14 лет) и дочь Галина. Содержание семьи требовало средств, и Малевич поступил на службу в Управление Курско-Московской железной дороги. Вместе с единомышленниками Малевич сумел организовать в Курске художественный кружок. Страсть к рисованию сыграла свою судьбоносную роль, и Малевич методично, в течение трех лет (с 1905 по 1907), пробовал (безуспешно) поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В 1907 году Малевич перевез в Москву семью.

Ранние работы Малевича - картины «Весенний пейзаж», «Церковь », «Бульвар», «Цветочницы», «Девушки без службы», «На бульваре». В 1905 году, не попав в училище, Малевич стал заниматься у И.Ф. Рерберга. Тот был одним из учредителей Московского Товарищества художников, на выставках которого с 1907 по 1910 год Малевич регулярно показывал свои работы. В школе Рерберга Малевич познакомился и подружился с Иваном Васильевичем Клюнковым - ключевой фигурой для будущего авангардиста. Именно в его дом Малевич перевез семью.

В 1909 году Малевич женился вторично - на детской писательнице Софье Михайловне Рафалович. Дачный поселок Немчиновка, где у тестя-врача был дом, превратился для художника в самое дорогое место на земле - с конца 1900-х годов и до конца жизни все свободное время он старался провести в Немчиновке и ее окрестностях.

На рубеже десятилетий в гуашах «Женский портрет», «Автопортрет», «Человек в острой шапке», «Натюрморт» возникли новые качества его живописи - энергия, экспрессивность, упругая контурная обводка, мощная цветовая гамма. Москва начала XX века жила напряженной художественной жизнью. Москва смотрела на Париж, училась у него, но уже начинала противоборствовать Парижу, готовясь стать мировым художественным центром. Десятилетия, которые ушли во Франции на обновление искусства, уплотнились в России в несколько лет. В 1908 году во Франции возникает кубизм, а в 1913 году русское искусство, совершив за это пятилетие головокружительную эволюцию, оставляет кубизм позади, открывая новые горизонты, и становится в авангарде мирового художественного развития. Французские кубисты остановились перед чертой беспредметности. Этот рубикон решительно перешло русское искусство в работах Кандинского, Ларионова, Филонова, Матюшина и Малевича.

В 1910-х годах Малевич часто принимает участие в различных выставках, в том числе и в Петербурге в «Союзе молодежи» . На выставке «Ослиный хвост» (март-апрель 1912 года) Малевич экспонировал уже более двух десятков работ, среди которых - «Аргентинская полька», «Провинция», «Купальщик», «Садовник», «Полотеры» и другие. Все картины были еще сюжетно-бытовыми. Однако Малевич напряженно и трудно нащупывал единственно верную истину: картина должна представлять собой самостоятельный организм, который развивается и строится по своим собственным законам. Ориентирами на этом пути ему служили французские фовисты («дикие»), прозванные так за пронзительную мощь цвета.

Малевич пишет свою крестьянскую серию: «Жница», «Плотник», «Крестьянка с ведрами и ребенком», «Уборка ржи», «Голова крестьянской девушки», «Утро после вьюги в деревне». Уже хорошо виден решительный перелом в искусстве Малевича: фигуры крестьян примитивистски упрощены, преднамеренно укрупнены и деформированы во имя большей выразительности, иконописны по звучанию цвета и строго выдержанной плоскостности.

Картина «Точильщик (Принцип мелькания)», созданная в 1912 году, превратилась в классическое полотно русского кубофутуризма, а второе название говорило о том, чего добивался автор. Кубофутуристические портреты Малевича - портрет Клюна, портрет М. Матюшина - воссоздавали человеческий облик, сконструированный из разнообразных зрительных переживаний, из ассоциативных цепочек, совокупности впечатлений, в которых художник стремился выразить суть личности.

В 1913 году в Петербурге Малевич оказался в эпицентре русского авангарда. Он вступил в «Союз молодежи». Семья Малевича в это время находилась в Кунцево, неподалеку от Немчиновки: это было много дешевле, чем снимать квартиру в Москве. Нехватка денег была хронической, иногда средств не хватало даже на холст, и в ход шла мебель. Три полки обыкновенной этажерки стали бессмертными, став тремя картинами Малевича - «Туалетная шкатулка», «Станция без остановки» , «Корова и скрипка».

На первой футуристической выставке картин «Трамвай В», открывшейся в марте 1915 года в Петрограде, Малевич представил шестнадцать работ: среди них кубофутуристические холсты «Дама у афишного столба», «Дама в трамвае», «Швейная машина». Против же номеров 21 - 25, заканчивающих список работ Малевича в каталоге, было написано: «Содержание картин автору неизвестно». Среди них - картина «Композиция с Моной Лизой», с которой рождается супрематизм Малевича.

Малевич написал первую брошюру «От кубизма к супрематизму» . Это книжечка-манифест распространялась на вернисаже Последней футуристической выставки картин «0.10» (ноль-десять), открывшейся 17 декабря 1915 года в помещении Художественного бюро Надежды Добычиной. Сотоварищи не готовы были безоговорочно принять новое направление. Малевичу не разрешили назвать свои картины «супрематизмом» ни в каталоге, ни в экспозиции, и ему пришлось буквально за час до вернисажа написать от руки плакаты с названием «Супрематизм живописи» и развесить их рядом со своими работами. Над 49 своими картинами он водрузил знаменитый «Черный квадрат».

«Черный квадрат» вобрал в себя все формы и все краски мира, сведя их к формуле, где доминируют полюсность черного (полное отсутствие цвета и света) и белого (одновременное присутствие всех цветов и света). Подчеркнуто простая геометрическая форма-знак, не увязанная ни с каким образом, предметом, понятием, уже существовавшими в мире до нее, свидетельствовала об абсолютной свободе ее создателя. Черный квадрат знаменовал чистый акт творения.

Малевич хотел доказать, что супрематизм не изолированное явление, лишенное корней, а очередной шаг в развитии мировой художественной культуры. В мае 1915 года, защищая свое новое искусство, художник писал критику А.Н. Бенуа: «И я счастлив, что лицо моего квадрата не может слиться ни с одним мастером, ни с временем. Не правда ли? Я не слушал отцов, и я не похож на них. И я - ступень». В родном языке художника, польском, слово «супрематия» означало «превосходство», «главенство», «доминирование». Малевич этим словом стремился зафиксировать главенство, доминирование цвета надо всеми остальными компонентами живописи.

На Пятой выставке «Бубнового валета» в ноябре 1916 года в Москве художник показал шестьдесят супрематических картин, пронумерованных от первой до последней. Под номером первым экспонировался «Черный квадрат», затем «Черный крест», под третьим номером - «Черный круг».

После Октябрьской революции Малевич продолжил обширную деятельность - он занимал ряд постов в официальных органах Народного комиссариата просвещения. Особую его заботу вызывало развитие музейного дела в России; он активно участвовал в музейном строительстве, разрабатывая концепции музеев нового типа, где должны были быть представлены и работы авангардистов. Такие центры под названием «Музей живописной культуры», «Музей художественной культуры» были открыты в обеих столицах и некоторых провинциальных городах.

В июле 1919 года Малевич написал свой первый большой теоретический труд «О новых системах в искусстве». Желание издать его и нарастающие житейские трудности - жена художника ждала ребенка, семья жила под Москвой в холодном нетопленом доме - заставили его принять приглашение Марка Шагала переехать в Витебск, где работало Народное художественное училище.

До 1927 года Малевич не был за границей, хотя знакомство с зарубежной художественной жизнью, обучение в европейских городах и школах было обязательным этапом почти для всех отечественных живописцев. В начале марта 1927 года Малевич прибыл в Варшаву, организовал выставку, прочел лекции. Вскоре Малевич был уже в Берлине. Творчество русского новатора было по достоинству оценено немецкой художественной общественностью. По требованию, изложенному в официальном письме, Малевич срочно выехал в СССР, оставив на попечение немецких друзей свои работы. После возвращения на родину Малевич был арестован и провел несколько недель в заключении. Друзья приложили все усилия для освобождения художника. Картины и архив, оставленные на Западе, пережили целый ряд злоключений. Однако наследию Малевича удалось уцелеть даже при гитлеровском режиме. Единственной работой опального художника, признанной официальной историей советского искусства, была «Красная конница».

В 1923 - 1926 годах Казимир Малевич руководил ленинградским Государственным институтом художественной культуры (ГИНХУК). Это был первый в мире научный центр, разрабатывавший новейшие пластические проблемы, возникшие после кубизма. Но уже с середины двадцатых годов институт начинает испытывать всевозрастающее давление пресловутого АХРР - Ассоциации художников революционной России. Летом 1926 года ГИНХУК открыл свою очередную отчетную выставку, а 10 июня в «Ленинградской правде» появилась статья ахрровского критика Г. Серого «Монастырь на госснабжении» .Статья переводила критику искусства в идеологическую плоскость и была настоящим политическим доносом. В ней сотрудников называли «юродивыми, занимающимися откровенной контрреволюционной проповедью». Институт был закрыт.

После 1927 года в трудовой книжке Малевича все чаще и чаще менялись записи о местах службы. Его переводили в разные институты, музеи и организации. Поэтому он охотно откликнулся на приглашение Киевского художественного института и с 1929 года ездил туда преподавать, проводя каждый месяц две недели в Киеве. Украинские авангардисты высоко чтили бывшего земляка: в харьковском журнале «Новая генерация» с апреля 1928 года печатался цикл статей, в основу которого был положен историко-теоретический труд Малевича «Изалогия». На Украине его продолжали печатать и тогда, когда все московские и ленинградские издания оказались закрытыми для художника.

Тридцатилетний творческий юбилей Малевича был отмечен выставкой, организованной в Третьяковской галерее.

Неизлечимая болезнь открылась осенью 1933 года. Предчувствуя безвременный уход, Малевич завещал похоронить себя близ Немчиновки у дуба, под которым любил отдыхать. 15 мая 1935 года художник умер. После кремации урну с прахом погребли на поле под дубом. Над захоронением был установлен памятник - куб с Черным квадратом. Во время войны могила и памятник были разрушены. Памятный знак был восстановлен в 1988 году.


Картины Малевича