Европейская живопись / Нидерландская живопись

Ян ван Эйк

1390 - 1441




Среди работ великого нидерландского мастера, хранящихся в Национальной галерее в Лондоне, всемирно известен портрет четы Арнольфини, представляющий собой уникальное явление во всей европейской живописи того времени. Художник впервые изображает людей в окружающей их повседневной обстановке, вне какой бы то ни было связи с религиозной темой или образами, взятыми из священного писания, определявшими тогда сюжет любой картины. Итальянский купец Джованни Арнольфини, живший в Брюгге, изображен в небольшой уютной комнате рядом со своей молоденькой женой. Оба одеты в нарядную, праздничную одежду, отвечающую сложной и причудливой моде того времени. Их позы торжественно неподвижны, лица полны глубокой серьезности, рука жены вложена в руку мужа. В глубине комнаты видно круглое зеркало в зубчатой рамке, отражающее фигуры двух других людей, присутствующих в комнате, но не видных зрителю. Один из них, по-видимому, сам художник, о чем гласит надпись над зеркалом: «Иоханнес де Эйк был здесь. 1434». Перед нами сцена бракосочетания, на котором художник присутствовал в качестве свидетеля и воспроизвел в своей картине. Картина выполнена с необычайной тщательностью, поражая тонкостью письма и любовным отношением к каждой детали. Почти все предметы, изображенные здесь, имеют символическое значение: собака, обозначающая верность, пара башмаков на полу, говорящая о единстве брачной пары, щетка, как знак чистоты, и четки - символ благочестия. Но, передавая все эти вещи, художник прежде всего выдает свое умиленное восхищение полнотой и многообразием бытия, где нет для него ничего, нестоящего внимания.

Скромная бюргерская обстановка и обыкновенные люди, изображенные ван Эйком, становятся источником особой поэтичности, предвещая будущие пути развития нидерландского и голландского искусства вплоть до Вермеера и Питера де Хоха. Картина сохранилась исключительно хорошо, хоть ей и пришлось пройти очень долгий путь, прежде чем она вошла в Национальную галерею. В начале XVI века «Чета Арнольфини» принадлежала Маргарите Пармской, наместнице Нидерландов. Позднее картина попала в Испанию. В XVIII веке она входила в королевские коллекции в Мадриде. Увезенная одним из французских генералов во время наполеоновской войны с Испанией, она попала в Брюссель, где в 1815 году была куплена генерал-майором Геем, который привез ее в Англию и только в 1842 году продал в Национальную галерею.

Портрет четы Арнольфини (Дерево. 0,818х0,597)

Ян ван Эйк. Портрет четы Арнольфини

Кроме замечательного портрета четы Арнольфини, в Лондонской Национальной галерее имеются еще два портрета ван Эйка, в свою очередь свидетельствующие о глубочайшем реализме и изумительном мастерстве художника.

Один из них носит условное название «Тимофей», потому что имя это художник поставил внизу на парапете вместе с девизом Leal Souvenir (Преданная верность) и латинской надписью «Сделано Иоанном де Эйк в год господен 1432, в десятый день октября». Кто был изображенный ван Эйком человек, - мы не знаем, но его некрасивое скуластое лицо с плоским носом и маленькими глазами поражает своей жизненностью. Перед нами не застылая маска, где художник лишь фиксирует определенные физические приметы, а живой человек, погруженный в свои мысли, с устремленным вперед задумчивым и рассеянным взглядом.

Именно эта выразительность, эта одухотворенность индивидуального человеческого лица придают портрету Тимофея его исключительное значение в портретном искусстве того времени. Чуждый какой-либо героизации человеческой личности, которая увлекала его итальянских собратьев, ван Эйк перед лицом своей модели полон лишь благоговейного чувства правды, стремясь передать не только внешние черты, но и определенное душевное состояние. За двести лет до Рембрандта ван Эйк закладывает почву для его будущих «психологических» портретов, открывая за внешними чертами внутренний мир человека.

Портрет молодого человека («Тимофей») (Дерево. 0,334х0,19)

Ян ван Эйк. Портрет молодого человека («Тимофей»)

Портрет человека в красном тюрбане - это третий шедевр ван Эйка в Национальной галерее. Написанный в такой же тончайшей ювелирной технике, что и портрет, известный под именем «Тимофей», он представляет собой подобное же погрудное изображение, но дает совершенно иной образ - властного, решительного и недоброго человека с острым носом, плотно сжатыми тонкими губами и сверлящим взглядом маленьких карих глаз. По своей жизненной конкретности, остроте индивидуальной характеристики и напряженному выражению внутреннего мира модели это лицо не уступает портретам Дюрера, создававшимся сто лет спустя. Ярко-красный головной убор, задрапированный в виде тюрбана, дает ту выразительную и причудливую игру ломких складок, которую так любили готические мастера. Но у ван Эйка этот тюрбан играет не только декоративную роль, но благодаря своему интенсивному горящему цвету и смелой динамике линий он сам становится важным фактором в характеристике модели.

Человек в красном тюрбане (Дерево. 0257х0,19). Подпись на старой раме: "Joh(ann)es de Eyck me fecit ano MCCCC33 21 octobres" и "Als ixc xan" («Ян ван Эйк меня сделал лета 1433, 21 октября» и «Как умею»)

Ян ван Эйк. Человек в красном тюрбане

Другие материалы по теме Европейская живопись / Нидерландская живопись



Источники:
Альбом «Национальная галерея. Лондон». – «Изобразительное искусство». Москва. 1971. Автор текста и составитель альбома И. Кузнецова.