Европейская живопись / Испанская живопись

Диего Веласкес

1599 - 1660




Искусство Веласкеса, величайшего испанского мастера XVIII века, представлено произведениями самого высокого качества. К числу наиболее ранних из них относится картина «Христос в доме Марфы и Марии» исполненная в 1620 году. Хотя и написанная на религиозный сюжет, она больше всего приближается к тем многочисленным сценам из народной жизни, так называемым «бодегонес», к которым Веласкес постоянно обращается в то время.

Христос в доме Марфы и Марии (Холст, масло. 0.60х1.035)

Диего Веласкес. Христос в доме Марфы и Марии

На переднем плане коренастая молодая служанка толчет что-то в ступке, с недовольным видом слушая поучения старой хозяйки, стоящей за ее спиной. На деревянном столе, срезанном рамой картины, видны тарелки с рыбой и яйцами, глиняный кувшин с водой и несколько луковиц. Этот незатейливый натюрморт и обе фигуры написаны в крепкой и сильной реалистической манере, в насыщенной красочной гамме. Фигуры рельефно выступают на темном фоне, уверенно моделированные лица с грубоватыми простонародными чертами отличаются большой выразительностью. В эту вполне реальную жанровую сценку необычайным образом вписывается сбоку, вверху изображение Христа с сидящей у его ног и внимающей ему Марией, которые видны не то в зеркале, висящем на стене, не то в окошке, пробитом в соседнюю комнату. Подобный композиционный прием, примененный художником, придает содержанию его произведения своеобразную двухплановость. Сцена сохраняет свой жанровый характер и в то же время обретает новое звучание благодаря вторжению в обыденную жизнь элементов возвышенного и необычного.

Христос после избиения, созерцаемый душой человеческой (Христос у колонны) (Холст, масло. 1.65х2.06)

Диего Веласкес. Христос после избиения, созерцаемый душой человеческой (Христос у колонны)

Написание этой картины относится, по-видимому, к 1626 - 1628 годам, когда молодой Веласкес уже несколько лет состоял придворным живописцем Филиппа IV. В центре композиции видна обнаженная фигура Христа, в изнеможении опустившегося на землю после перенесенных мучений. Его лицо, выражающее боль и страдание, обращено к зрителю, вытянутые вперед руки привязаны веревкой к стоящей слева колонне. С другой стороны, ангел в темной одежде и маленький ребенок, символизирующий душу человеческую, созерцают эту горестную сцену. Веласкес не изображает, подобно Рибере, физических ужасов самих мучений. Его композиция отличается предельным лаконизмом и простотой, объединяя лишь эти три, почти неподвижные фигуры на фоне темной стены. Мы не видим здесь ни резких подчеркнутых жестов, ни искаженных мукой или жестокостью черт. Однако изображенная сцена глубоко захватывает зрителя своей суровой и горестной проникновенностью в передаче подлинных человеческих чувств, страдания и жалости. Не стремясь к идеальной красоте, рисуя типы, взятые из самой обыкновенной жизни, Веласкес придает им особую значительность, благодаря простоте и искренности отражающихся в них переживаний, которых не знают непроницаемые и бесстрастные маски его парадных портретов.

Венера перед зеркалом (Венера Рокби) (Холст, масло. 1.225х1.77)

Диего Веласкес. Венера перед зеркалом (Венера Рокби)

«Венера перед зеркалом» Веласкеса занимает особое место в испанской живописи XVII века, где совершенно не встречается изображений обнаженной натуры. В этой знаменитой картине Веласкес, безусловно, вдохновлялся прославленными Венерами Тициана, творчество которого было блестяще представлено в испанских королевских собраниях. Однако далекий от слепого подражания, Веласкес дает совершенно самостоятельное и новое решение этой классической темы. Вместо монументальных и идеально прекрасных фигур итальянского Возрождения, художник создает в высшей степени живой и индивидуальный образ, в котором ярко выступают черты национальной испанской красоты: стройная гибкость фигуры, тонкая талия, густые черные волосы. Мастер подчеркивает подвижную нервность контура, передает теплоту и трепетную жизнь тела, окутанного светом и воздухом. Перед нами отнюдь не богиня, а прелестная испанская девушка, чей облик вдруг ожил на полотне. При всем том в картине нет и следа натурализма. Овеянная поэзией высокого искусства, Венера Веласкеса покоряет своей красотой и целомудренной сдержанностью, включаясь в один ряд с великими произведениями эпохи Возрождения. В то же время она открывает и новый образ красоты, более земной и более сложный в своей чувственной многогранности. Картина является главным сокровищем испанского собрания Лондонской галереи.



Другие материалы по теме Европейская живопись / Испанская живопись



Источники:
Альбом «Национальная галерея. Лондон». – «Изобразительное искусство». Москва. 1971. Автор текста и составитель альбома И. Кузнецова.