Галерея

Портреты Репина эпохи расцвета

Репин Илья Ефимович

Творческое наследие великого русского художника Ильи Репина огромно. Репин стоит в ряду лучших портретистов России и Европы XIX века. Отдельные портреты удавались и Перову, и Ге, и Крамскому, но такой потрясающей портретной галереи, какую оставил нам Репин, не было создано никем. Портретов Кипренского, Брюллова и Тропинина нельзя привлекать для сравнения: преследуя главным образом формальные задачи, они не слишком углублялись в психологию модели, предпочитая ей блеск мастерства, виртуозность кисти. Несколько действительно прекрасных портретов Перова (Островский, Погодин, Достоевский) сверкают алмазами на фоне десятков скучных и по живописи и по характеристике ординарных лиц. У Ге также немного перворазрядных портретных решений (Герцен, Лев Толстой, автопортрет), оставляющих в тени остальные. Наконец, Крамской, «цеховой портретист», как его в минуту обиды назвал однажды Репин, сам сознавал, что он неизмеримо слабее Репина как раз в этой своей общепризнанной сфере: из сотни его портретов едва ли можно выделить десяток, в полном смысле слова первоклассных, вроде Льва Толстого, Литовченки, С.П. Боткина.

В 70-х годах развивалось портретное искусство Репина, год от году совершенствуясь. Портрет Забелина 1877 года не послан был им на Передвижную 1878 года только потому, что живопись его казалась автору слишком небрежной, а ему и без того не мало доставалось от москвичей за эту размашистость кисти. Тяготея всей душой к широкой живописи, он поневоле вынужден был себя сдерживать и писать посуше. В 1878 году он пишет портреты П.П. Чистякова и И.С. Аксакова. Первый лучше позировал и потому решен свободнее и лучше удался. Чистяков непринужденно сидит, развалясь на диване. Острый чистяковский взгляд, его светящиеся юмором глаза и усмешка, чувствующаяся под закрывшими рот усами, - все это передано с тонкой наблюдательностью и любовью. Аксаков, скучный в жизни, неинтересный по внешности, похожий на средней руки педагога или второстепенного провинциального профессора, сидел плохо, и портрет вышел таким же скучным, как и он сам. Неудачен и портрет матери Третьякова, А.Д. Третьяковой, заказанный Репину в 1878 году, засушенный, неинтересно взятый и вялый по живописи. Лучшим в этом году был чистяковский портрет.

Лучшим портретом следующего, 1879 года был портрет жены Д.В. Стасова, П.С. Стасовой, изображенной по колена, в кресле с соломенной спинкой, - серьезно штудированная и прекрасно сделанная вещь, находящаяся в Русском музее. Одновременно с этим тщательно выписанным портретом он пишет и такой размашистый, как портрет отца за книгой, принадлежавший М.И. Терещенко и попавший сейчас в Русский музей, - мастерской этюд, говорящий о дальнейшем продвижении Репина. Таков же и портрет певца былин В.П. Щеголенкова, писанный в Абрамцеве в июне 1879 года.

Зимой 1879 - 1880 года Репин написал маловыдающийся заказной портрет Е.В. Сапожниковой - единственная вещь, выставленная им весной 1880 года на VIII Передвижной, а в следующем году блестящий портрет Н.Н. Ге, писанный на хуторе последнего, в Черниговской губернии, в сентябре 1880 года.

Но все это только подготовка, только разбег к ближайшей вслед за тем портретной серии, исполненной Репиным в 1880-х годах.

И.Е. Репин. Портрет А.Ф. Писемского

И.Е. Репин. Портрет А.Ф. Писемского

В марте 1880 года известный русский купец и меценат Павел Третьяков заказывает художнику портрет популярного в то время писателя А.Ф. Писемского. По отзывам художественных критиков, этот портрет особенно удался Репину. Выставленный в Третьяковской галерее, он становится для ценителей живописи Москвы любимым портретом всей коллекции. В нем видели не просто рядовой портрет знаменитого писателя, - на Льва Толстого, Крамского, так не заглядывались, - а великолепное произведение искусства. Больной, предчувствующий близкую смерть, Писемский изображен здесь сидящим на стуле и опирающимся обеими руками на палку. Знавшие Писемского лично отмечали правдивость художественной характеристики писателя, точную передачу облика этого человека и его внутренного мира. Картина была экспонирована на IX Передвижной выставке, вместе с портретом Ге и картиной «Вечорници».

Уже после того, как выставка в Петербурге была открыта, на ней был представлен еще один портрет Репина, вызвавший еще больший резонанс, чем «Писемский». Это был портрет только что умершего композитора М.П. Мусоргского. Данный портрет стал таким событием в русской художественной жизни, что на нем следует остановиться поподробнее.

Как известно, Репин был с Мусоргским в дружеских отношениях, большим поклонником его музыкального таланта. В феврале 1881 года художник узнает, что Мусоргский тяжело заболел.

«Вот опять прочитал я в газете («Русские ведомости»), что Мусоргский очень болен, - пишет он немедленно Стасову, - Как жаль эту гениальную силу, так глупо с собой распорядившуюся физически».

Репин немедленно отправляется в Петербург, где он все равно должен был находиться при открытии Передвижной выставки. По прибытии в город на Неве художник спешит в Николаевский военный госпиталь, где находился Мусоргский. В госпитале в течение четырех дней Репин пишет свой знаменитый портрет. Вернувшись в Москву, Илья Ефимович узнает о смерти великого композитора. «Сейчас прочел в «Русских ведомостях», что Мусоргский вчера умер», - пишет он 18 марта Стасову.

Сам Стасов об этом три недели спустя ниписал следующее:

«По всем признакам судя, Репину в нынешний приезд надо было торопиться с портретом любимого человека: ясно было, что они уже более никогда не увидятся. И вот счастье поблагоприятствовало портрету: в начале поста для Мусоргского наступил такой период болезни, когда он посвежел, приободрился, повеселел, веровал в скорое исцеление и мечтал о новых музыкальных работах, даже в стенах своего военного госпиталя... В такую-то пору увиделся с Мусоргским Репин. Вдобавок ко всему, погода стояла чудесная, и большая с высокими окнами комната, где помещался Мусоргский, была вся залита солнечным светом...»

«Репину удалось писать свой портрет всего четыре дня: 2-го, 3-го, 4-го и 5-го марта, после чего уже начался последний смертельный период болезни. Писался этот портрет со всякими неудобствами: у живописца не было даже мольберта, и он должен был кое-как примоститься у столика, перед которым сидел в больничном кресле Мусоргский. Он его представил в халате, с малиновыми бархатными отворотами и обшлагами, с наклоненною немного головой, что-то глубоко обдумывающим. Сходство черт лица и выражение поразительны. Из всех, знавших Мусоргского, не было никого, кто не остался бы в восторге от этого портрета, - так он жизненен, так он похож, так он верно и просто передает всю натуру, весь характер, весь внешний облик Мусоргского».

И.Е. Репин. Портрет М.П. Мусоргского

И.Е. Репин. Портрет М.П. Мусоргского

«Когда я привез этот портрет на Передвижную выставку, я был свидетелем восхищения, радости многих лучших наших художников, товарищей и друзей, но вместе и почитателей Репина. Я счастлив, что видел эту сцену. Один из самых крупных между всеми ними, а как портретист и бесспорно наикрупнейший, И.Н. Крамской, увидев этот портрет просто ахнул от удивления. После первых секунд общего обзора он взял стул, уселся перед портретом, прямо в упор к лицу, и долго, долго не отходил. «Что это, Репин, нынче делает, - сказал он, - просто непостижимо. Вот, посмотрите, его портрет Писемского - какой шедевр! Что-то такое и Рембрандт, и Веласкес вместе! Но этот, этот портрет будет пожалуй, еще изумительней. Тут у него какие-то неслыханные приемы, отроду никем не пробованные, - сам он Я и никто больше. Этот портрет писан бог знает как быстро огненно - всякии это видит. Но как нарисовано все, какою рукою мастера, как вылеплено как написано! Посмотрите эти глаза: они глядят, как живые, они задумались, в них нарисовалась вся внутренняя, душевная работа той минуты, - а много ли на свете портретов с подобным выражением! А тело, а щеки, лоб, нос, рот - живое, совсем живое лицо, да еще все в свету, от первой и до последней черточки, все в солнце, без одной тени - какое создание!»

Как известно, эта картина также была приобретена Третьяковым для своей коллекции. В своем письме Третьякову, датированном 18 марта, Стасов восторженно отзывается о данном портрете:

«Дорогой, дорогой, дорогой Павел Михайлович, поздравляю вас с чудной, высокой жемчужиной, которую вы прибавили теперь к вашей великолепной народной коллекции! Портрет Мусоргского кисти Репина - одно из величайших созданий всего русского искусства. Что касается сходства - все друзья, - приятели, родственники покойного Мусоргского не перестают дивиться - просто живой Мусоргский последнего времени. Что же касается художественной стороны дела, то послушайте вот что: вчера с утра я привез портрет на Передвижную выставку, и все наши лучшие художники, прибывавшие мало-помалу в течение дня в помещение выставки и заходившие в «комнату художников», в один голос трубили славу Репину! Около 5 часов дня я с панихиды Мусоргского в 3-й раз вчера заехал еще раз туда же, чтобы поторопить выставление портрета (так как рамку некогда делать теперь, то картину просто задрапируют черным сукном или коленкором), и что я нашел? В глубине комнаты я увидел Крамского, сидящего на стуле, спиной к нам, придвинувшегося прямо, почти лицом к лицу к портрету, пожирающего его глазами и словно ищущего отпечаток его у себя в голове. Когда мне удалось поднять его со стула, он обратился ко мне со словами восторга: «Это невероятно, это просто невероятно!» И Стасов повторяет восклицание, вложенное им в уста Крамского, в своей статье.

Стасов был, конечно, прав, выделяя именно данный портрет среди всех ему современных и расценивая его как некое чудо из чудес.


Биография Репина Картины Репина

Литература: Алпатов Л.В. и др. Искусство. Живопись, скульптура, графика, архитектура. Изд. 3-е, испр. и доп. Москва, "Просвещение", 1969.