Галерея

Иван Константинович Айвазовский. Биография и творчество

Айвазовский Иван Константинович

Есть художники, творчество которых давно стало достоянием народа. Их имена известны каждому и произносятся с гордостью. Иван Константинович Айвазовский, выдающийся в мировом искусстве маринист, принадлежит именно к таким художникам. Рядом с его именем вспоминают обычно И.Е. Репина, И.И. Шишкина. У Айвазовского прочная и неувядаемая в народе слава. Пушкинская строка: «Он был, о море, твой певец», обращенная к Байрону, поэту-романтику, кумиру тогдашней прогрессивно настроенной молодежи, еще больше приложима к Айвазовскому. Она может служить эпиграфом ко всему его творчеству, раскрыть существо его произведений. П.М. Третьяков, желая купить для своей галереи картину, писал Айвазовскому: «...дайте мне вашу волшебную воду такою, которая вполне бы передала Ваш бесподобный талант».

Обладая выдающейся зрительной памятью, Айвазовский мог писать быстро и уверенно. То, что поразило его в природе, он помнил всю жизнь. Художник решительно и смело обобщал виденное, добиваясь все большей жизненной правды. В живописи Айвазовский был прежде всего поэтом. О себе художник говорил: «Сюжет картины слагается у меня в памяти, как сюжет стихотворения у поэта, сделав набросок на клочке бумаги, я приступаю к работе и до тех пор не отхожу от полотна, пока не выскажусь на нем моей кистью». Творчество владело им целиком, без работы он жить не мог, был до глубокой старости трудолюбив и требователен к себе. За свою долгую жизнь он написал до 6000 произведений. Лучшие из них вошли в сокровищницу мировой культуры. Его картины находятся во многих галереях мира.

Айвазовский велик потому, что осмыслил изображаемую им природу, очеловечил ее. Море в его картинах вечно живое. То оно ласковое и нежное в напряженном таинственном затишье, меняющее свой блеск и краски, то в гневе ярится и несет разрушения. Море живет как могучий титан, омывая цветущие берега. Оно одаряет смелых, предприимчивых людей щедрыми богатствами, носит их корабли, покачивает рыбачьи лодки. Оно любит мужественных, бесстрашных людей, отважных мореплавателей. Всю романтику продолжительных плаваний, ужасы кораблекрушений, показал Айвазовский, вселяя уверенность, что сокрушающая сила океана смиряется перед человеческой волей, что море хранит «сильного душой» и открывает ему «за далью непогоды» «блаженную страну». От бурной романтики, от воспевания хаоса, обращаясь к повседневной жизни, Айвазовский пришел к подлинному реализму, достигнув непревзойденной высоты в лучших своих работах.

Иван Константинович Айвазовский родился в Феодосии 17 июля 1817 года. Семья, в которой он рос, не была обеспечена, но трудолюбие юного художника, жажда к знанию, склонность к рисованию находили поддержку среди родных и близких. Мальчик в раннем детстве с увлечением писал людей, пейзажи феодосийского рейда, парусные корабли. За таким занятием застал его однажды городской архитектор. Он подивился способностям мальчика, подарил ему краски и позаботился об его воспитании.

В 1830 году Айвазовский был определен в Симферопольскую гимназию, а в 1833 году отправлен в Петербург и зачислен в Академию художеств, где занимался в классе пейзажной живописи у знаменитого профессора М.Н. Воробьева. Внимательно изучал технику живописи старых мастеров, своих выдающихся современников - Сильвестра Щедрина и К.П. Брюллова. Сильвестр Щедрин в серии итальянских пейзажей, работая с натуры, передавал всю свежесть природы, воздействие света и воздуха на окружающие предметы. Великий Карл Брюллов показал, что живопись способна выразить грандиозные потрясения эпохи. Самодержавие свирепствовало, но воздух был чреват революциями. В памяти народа жила, как не затянувшаяся рана, жестокая расправа с декабристами.

Картина К. Брюллова «Последний день Помпеи» была, по словам современников, - «для русской кисти первым днем». Перед грозной, разрушительной стихией падают кумиры, волнуется земля и нет пощады ничему живому. В мрачные годы реакции предзнаменование перемен и общественных катастроф воспринималось крайне обостренно. Н.В. Гоголь писал тогда о картине: «Мысль ее принадлежит совершенно вкусу нашего века, который вообще, как бы сам чувствуя свое страшное раздробление, стремится совокуплять все явления в общие группы и выбирает сильные кризисы, чувствуемые целой массой». Позднее эти слова смогут относиться и к работам Айвазовского, в которых получат выражение грозные проявления стихии. К. Брюллов дал толчок молодому художнику, направил его мысль к поискам большей выразительности в пейзажном творчестве.

Окончательное призвание молодого художника определилось после занятий под руководством французского мариниста Ф. Таннера, приглашенного в Петербург для выполнения заказов при дворе. Приезжий художник высокомерно отнесся к приставленному к нему ученику, не желая посвящать его в свои секреты, И когда на академической выставке 1835 года появилась самостоятельная картина Айвазовского «Этюд облаков над морем», привлекая к себе всеобщее внимание, завистливый француз, оберегая свое положение, поспешил очернить молодого художника при дворе. Картина Айвазовского по велению Николая I была снята с выставки, ученик впал в немилость. Только заступничество поэта Жуковского, баснописца Крылова, художника Зауервейда помогло ему выйти из затруднительного положения и не стать жертвой клеветы.

Весной 1836 года Айвазовский принимал участие в учебных занятиях Балтийского флота. Плавание на военных кораблях обогатило его новыми впечатлениями. Осенью художник показал на академической выставке семь своих работ. Они получили самую высокую оценку в печати. Самобытность его живописи и выдающееся дарование привлекали к нему внимание передовой интеллигенции. Академическую выставку 1836 года посетил А.С. Пушкин. Здесь состоялось знакомство молодого художника с великим поэтом. Пушкин восхищался его картинами, долго беседовал с ним. На всю жизнь запомнилась художнику эта встреча. «С тех пор, - писал позднее Айвазовский, - и без того любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и расспросов о нем...». Вскоре страшная гибель поэта глубоко потрясла художника.

В эти годы круг знакомств Айвазовского, который всегда был общителен, крайне расширился. Тесная дружба связывала его с К. Брюлловым, композитором И. Глинкой, писателем Н. Кукольником. Музыку он любил, сам играл на скрипке, пел; хорошо знал современную литературу. В 1837 году за блестящие успехи в искусстве художник получил золотую медаль, дававшую право на поездку за границу для совершенствования. До окончания академического курса ему была предоставлена поездка на родину в Крым для самостоятельной работы.

И.К. Айвазовский. Десант у Субаши

И.К. Айвазовский. Десант у Субаши

По приглашению друга А.С. Пушкина, генерала Н.Н. Раевского, который был начальником Кавказской прибрежной линии, Айвазовский принял участие в военной операции у берегов Мингрелии. Во время десанта у Субаши художник познакомился с выдающимися деятелями русского военно-морского флота - М.П. Лазаревым, П.С. Нахимовым и В.А. Корниловым. Его картины «Десант у Субаши» и «Черноморский флот на Севастопольском рейде» имели заслуженный успех. В те же годы была написана картина «Морской берег» (Государственная Третьяковская галерея). Картина исполнена художником в один прием и предвещает зрелую его манеру.

В Италию И.К. Айвазовский едет в 1840 году уже вполне сложившимся мастером. В Венеции он познакомился с Н.В. Гоголем, с которым сходился в суждениях об искусстве. Вместе они ездили во Флоренцию, где встречались с Александром Ивановым. В Неаполе Айвазовский писал с натуры те пейзажи, которые вдохновляли когда-то Сильвестра Щедрина. Он весь был полон впечатлений и творческих поисков.

Вскоре у художника выработался собственный метод работы. Он окончательно приходит к выводу, что слепо копировать природу нельзя, что это приносит вред живописи, мертвит ее. В искусстве необходимо воссоздавать впечатление, обобщая виденное по памяти. Та легкость, с которой писал Айвазовский, достигалась колоссальной внутренней работой, собранностью мысли художника, величайшим душевным напряжением, прекрасным владением художественной техникой. Индивидуальность его выразилась очень ярко. Следовать за ним было невозможно без того, чтобы не утратить собственное лицо. Это было редкостное дарование, щедрое и неповторимое.

В 1840-1842 годах в Венеции, Неаполе, Риме Айвазовский написал более сорока картин. Выставки его всегда привлекали толпы зрителей. Большая картина «Хаос» была приобретена для Ватиканской галереи, составленной из произведений лучших в мире художников. Слава Айвазовского прогремела по всей Европе. Знаменитый английский маринист Тёрнер выражал свой восторг перед его полотнами. Объехав Италию, Айвазовский посетил в 1843 году Францию, Англию, Голландию, Испанию, повсюду много работал, устраивал выставки. В Париже присудили ему золотую медаль, в Амстердаме он был избран членом художественной Академии.

В 1844 году художник вернулся в Россию, где был встречен с почетом. Ему было присвоено звание академика. Причисление к Главному Морскому штабу со специальным званием художника штаба давало ему право плавать на военных кораблях и знакомиться с материалами Адмиралтейства. В Кронштадте специально для него была устроена стрельба боевыми снарядами, чтобы живописец мог иметь представление о морском бое.

В апреле 1845 года Айвазовский отправился с экспедицией под начальством Ф.П. Литке к берегам Турции, Малой Азии и по Архипелагу. Впечатления от этой поездки долго жили в памяти художника. Он привез с собой много набросков и написал целую серию картин. Много свежести, чистоты и легкости в картине «Вид Леандровой башни в Константинополе» (1848, Государственная Третьяковская галерея), где так чудесно представлены в воздушной дымке очертания города с моря.

В Петербурге Айвазовский возобновил и расширил круг своих знакомств с представителями передовой части русского общества. В это время он часто встречался с В.Г. Белинским в литературных кружках и посещал его, уже тяжело больного. Айвазовский писал потом, что Белинский был дорог ему и внушал «столько благородных, прекрасных мыслей». Достигнув полного признания, блестящего положения, художник не захотел оставаться в Петербурге, не пожелал зависеть от деспотического произвола двора.

С 1845 года Айвазовский поселился в Феодосии, лишь на зимние месяцы покидая родной город. Море и очертания крымских берегов подсказывали ему различные по настроению сюжеты. Так на картине «Мыс Фиолент. Георгиевский монастырь» (1848, Феодосийская картинная галерея им. И.К. Айвазовского) превосходно передан эффект ночного освещения. Красота южной ночи покоряет зрителя.

Большое значение имела батальная живопись Айвазовского. Ей он уделял много времени. Слава военно-морского русского флота, эпизоды героических морских боев привлекали его внимание. Он воскрешал исторические события, его волновала живая современность. Он изображал морские сражения на Черном и Балтийском морях, битву у Гангута, Чесменский, Наваринский, Синопский бои, героическую оборону Севастополя в войне 1853-1856 годов.

Много внимания Айвазовский уделял изображению приморских городов. В картине «Вид на Одессу» (1855, Калужский областной художественный музей) город показан при лунном освещении, с большим скоплением кораблей, сосредоточенных в порту. Живописна «Лунная ночь в окрестностях Ялты» (1863, Государственная Третьяковская галерея) с эффектным своим освещением и множество других подобных картин. Романтизм Айвазовского возвышает душу, это героический романтизм, зовущий к подвигу.

Xудожник повсюду примечает контрасты. Он очень любит тишину, покой. Солнечные, ясные дни на море, У него есть пейзажи, где море нежится в свете, небо лазурно и прозрачно. И как бы ни было отрадно это успокоенное, умиротворенное состояние морской и небесной бездны, для маленького корабля и жаждущего свободы человека вечно открываются неведомые просторы, которые манят его душу, влекут к борьбе.

Страшные бури разыгрываются на многих картинах Айвазовского. Мы переживаем их на картинах «Буря ночью» (1865, Феодосийская картинная галерея им. И.К. Айвазовского), «Буря» (1872, Киевский музей русского искусства), «Буря у мыса Айя» (1875, Государственный Русский музей). Повсюду видим мятущееся, грозное море, вздымающиеся валы, сотрясающееся от грозы небо. Художник обладал способностью остановить, удержать мгновение, донести внезапный, изменчивый эффект до зрителя. А вместе с тем сохранить движение, показать его со всей впечатляющей правдой.

И.К. Айвазовский. Девятый вал

И.К. Айвазовский. Девятый вал

Исключительный успех выпал на долю большой картины Айвазовского «Девятый вал» (1850, Государственный Русский музей). Раннее утро, после бурной ночи. Первые лучи солнца осветили бушующий океан и огромную волну, грозящую обрушиться на людей, потерпевших кораблекрушение. Трудно выдержать сокрушительный натиск, устоять перед девятым валом. И это уже не первая схватка за жизнь. Тем полней воспринимаются яркий блеск утренней зари, живительный свет и тепло солнца. Картина написана яркими красками, цвета ее броски, мажорны. Она вся исполнена в манере романтической школы и как бы является своеобразным гимном, возвеличивающим грозную стихию и мужество людей. Она написана человеком, который славит бесстрашие и победу.

Айвазовский умел передать в пейзаже то состояние, когда происходит перелом и море уступает после возмущения, затихая и смиряясь. Это показано, например, в картине «Радуга» (1873, Государственная Третьяковская галерея).

Обосновавшись в Феодосии, Айвазовский построил большой дом, мастерскую; занимался благоустройством родного города. Сейчас в доме художника находится Феодосийская картинная галерея, названная его именем, в ней сосредоточено огромное собрание его картин, где с большой любовью изучается и популяризируется творчество художника. Айвазовский устраивал выставки своих работ в Петербурге, Москве, он совершал длительные путешествия в Америку, Турцию, Египет, Грецию. И повсюду сопровождал его неизменный успех.

Однако время вносило свои изменения. В искусстве появились новые силы - «передвижники», которые утверждали реализм, боролись с условностью старого искусства, устраивали выставки для народа, пропагандировали демократические идеи. Айвазовский сочувственно относился к новому направлению. Он не терпел в жизни застоя. Он и сам никогда не писал свои картины для узкого круга ценителей. В поздние годы своей жизни Айвазовский переживал новый расцвет своего таланта. Великий критик-демократ В.В. Стасов, который боролся в те годы с романтизмом в искусстве и с академической рутиной, не способен был принять самый метод работы Айвазовского. Он справедливо отмечал, что художник часто повторялся в своих сюжетах. Однако он отдавал должное этому могучему таланту, когда писал, что Айвазовский «был художник совершенно исключительный, живо чувствующий и самостоятельно передающий, быть может, как никто в Европе, воду с ее необычными красотами».

И.Н. Крамской, душа и глава передвижничества, правильно определил место Айвазовского в истории русского искусства, утверждая, что он «есть звезда первой величины во всяком случае и не только у нас, а в истории искусства вообще». О картине «Черное море» (1881, Государственная Третьяковская галерея), величайшем шедевре Айвазовского, Крамской писал поразительно точно и верно: «На ней ничего нет, кроме неба и воды, но вода - это океан беспредельный, а небо, если возможно, еще бесконечнее. Это одна из самых грандиозных картин, какие я только знаю». Художники-передвижники пришли вместе с восхищенным Крамским в галерею П.М. Третьякова и были поражены «смыслом и высокой поэзией этой картины». Это был подлинный, покоряющий реализм изображения. Вода и небо - больше ничего, а сколько сказано, пережито и прочувствовано. И теперь поражаешься, стоя перед этой картиной, и веришь, что то сама природа, запечатлевшая себя глазами вдумчивого художника.

В наше время, то, что было внешним, поверхностным у И.К. Айвазовского вызывает лишь исторический интерес. Это свидетельство его бесконечных поисков выражения. Его романтизм увлекает, он полон героической мощи и бодрости. Большинство его работ дышит искренностью, верностью жизненной правде, всеобъемлюще в своем размахе, полно поэзии и глубокой мысли. И те картины, где ни в чем не изменил ему вкус, где без слов можно принять правду реалистического искусства, остаются ценным наследием великого художника, бесспорным достоянием народа, гордостью и славой нашей национальной культуры.


Биография Айвазовского Картины Айвазовского

Литература: Иван Константинович Айвазовский. Л. Тарасов. "Изобразительное искусство". Москва. 1970.