Европейская живопись / Итальянская живопись

Андреа Мантенья

1430/1 - 1506




То увлечение античным искусством, которое было свойственно столь многим мастерам Возрождения, ярче всего проявилось в творчестве Мантеньи, крупнейшего художника падуанской школы. В английском королевском дворце Хэмптон-Корт хранятся его картоны, изображающие триумф Цезаря, почти монохромные по цвету и всем своим характером и деталями напоминающие древнеримские барельефы. Чеканная отточенность рисунка и скульптурность формы - вот что, прежде всего, отличает живопись Мацтеньи. В то же время многие ранние работы художника носят на себе и явную печать еще готических северных влияний, как, например, его «Моление о чадпе», вещь, выполненная им, когда он учился у Якопо Беллини, и по рисунку этого последнего. Однако своеобразие стиля Мантеньи ярко выступает уже и в этом юношеском произведении. Среди сурового, жутко застывшего в своих причудливых очертаниях скалистого пейзажа молится коленопреклоненный Христос, в то время, как трое его учеников спят внизу у подножия скалы. Вдали, на фоне каменистых вершин, виден город Иерусалим с высокими домами, напоминающими сталактиты, а по дороге от города движется предводительствуемая Иудой густая толпа воинов и фарисеев, чтобы взять Христа под стражу. Интересно, что в Национальной галерее хранится близкая по композиции картина Джованни Беллини на ту же тему.

Моление о чаше (Дерево. 0,63x0,80). Надпись на скале в центре: Opus Andreas Mantegna

Андреа Мантенья. Моление о чаше

Знакомство с работами таких венецианских мастеров, как Якопо и Джованни Беллини оказало благотворное влияние на стиль Мантеньи, придав ему большую мягкость и красочность. Это новое сразу бросается в глаза, если мы сравним острую угловатость и застылость «Моления о чаше» с более поздним алтарным образом, изображающим Мадонну с младенцем между двумя самыми популярными святыми Италии - Магдалиной и Иоанном Крестителем.

Мы видим, что формы стали более округлыми, цвет ярким и декоративным, но строгий классицизм Мантеньи ощущается здесь еще более явно. Подчеркнутая фронтальность и симметричность композиции выдают повышенный интерес художника к архитектонической уравновешенности целого. Четко прорисованные фигуры резко выделяются на фоне красного трона и темно-зеленой листвы лимонных и апельсинных деревьев. Напоминая собой прекрасные статуи, они хранят строгую непроницаемость, не будучи связаны между собой ни внешним действием, ни выражением каких-либо эмоций. Даже в лице Мадонны, которая как будто и не смотрит на младенца, мы не найдем той ласковой нежности или веселья, которые так любили другие мастера Кваттроченто. Мадонна Мантеньи словно стыдится высказывать свои материнские чувства, и мы догадываемся о них лишь по тому затаенно страстному жесту, с каким она склоняется к ребенку. Эта нарочитая сдержанность в передаче эмоций характерна для творчества Мантеньи с его обобщенно-героизированным образом человека, который художник сознательно отрешает от всяких интимных и бытовых представлений.

Мадонна с младенцем между Магдалиной и Иоанном Крестителем (Холст, темпера. 1,36x1,14). Надпись на свитке: Andreas Mantinia CPF

Андреа Мантенья. Мадонна с младенцем между Магдалиной и Иоанном Крестителем

Другие материалы по теме Европейская живопись / Итальянская живопись



Источники:
Альбом «Национальная галерея. Лондон». – «Изобразительное искусство». Москва. 1971. Автор текста и составитель альбома И. Кузнецова.